Необходимые игрушки (часть 1). Игры на полу. Герберт Уэллс

Возраст
Чем развиваем
Где и когда
Количество участников
Степень участия взрослого

Самые веселые комнатные игры, как для мальчиков, так и для девочек, прежде всего требуют пола; и дом, где его не могут предоставить детям, тем самым уже лишен счастья. Хорошо, если пол покрыт линолеумом, чтобы солдатики и другие фигурки могли устойчиво держаться на нем; цвет и поверхность пола должны давать возможность делать отчетливые пометки мелом. Комната должна быть не проходная, светлая обильная воздухом, Но время от времени — увы! — ее приходится убирать, и тогда прощайте, веселые игры. На таком полу можно проделать бесчисленное количество самых замысловатых игр, не только собирая вместе мальчиков и девочек на долгие счастливые часы, но закладывая в них основу для более обширных и вдохновенных замыслов в дальнейшей жизни.

Я собираюсь описать здесь некоторые из этих игр и указать, что требуется для них. Все они, как и сходные с ними другие, проделаны мною вместе с моими сыновьями, и все, что здесь иллюстрировано, впервые зародилось у нас. Я потому хочу рассказать об этих играх, что, думается, ими заинтересуются и другие родители и воспитатели при покупке подарков как для своих, так и для чужих детей.

Игрушки, которыми мы играем от времени до времени в бесчисленных перестановках и комбинациях, могут быть отнесены к четырем основным группам.

1) солдатики; к ним я причисляю матросов, железнодорожных носильщиков и проч., и низших животных вообще; все это я ниже опишу более подробно;

2) бруски;

3) доски и планки, и, наконец,

4) груда колесных приборов, железнодорожного подвижного состава и рельс.

Сюда относятся также некоторые менее важные предметы — жестяные кораблики, пасхальные яйца и т. п., о которых я при случае упомяну, но подобно киви-киви или утконосу они не поддаются классификации.

Все это мы устанавливаем и перемещаем па нашем полу всевозможными способами, изображая на нем целый мир. Проделывая это, мы натолкнулись на массу забавных приключений, а также на много нежелательных комбинаций; весьма вероятно, что опыт наш избавит читателя от последнего, оказав ему в то же время услугу в первом случае.

Так, например, наши планки и доски и все, что может быть сделано из них, было для нас огромным открытием. Оказывается, масса мальчиков и девочек совсем обходятся без них, и ими не ведется даже правильная торговля; в игрушечных магазинах совсем не встречается что-либо подобное. (Что до нас, то мы очень мало интересуемся игрушечными магазинами, хотя они и смеются над тем, что можно обойтись без них. Мы считаем их дорогими и некомпетентными, а если подчас и останавливаемся перед их зеркальными витринами, то лишь с самыми критическими намерениями.) Доски наши, которые мы заказывали плотнику, служат основой половины наших игр. Эти доски и планки различной величины: мы начали с 1,3 м каждая. Сделаны они были с поперечными планками, наподобие маленьких дверок. Однако они оказались уже слишком велики, и теперь после первого опыта, и мы не стали бы приобретать их.

 

Общий вид на чудесные острова и корабль капитана Уэллса-младшего на якорной стоянке.


Наижелательная толщина, на наш взгляд, будет 2,5 см для крупных и 1,3—1,9 см для более мелких досок, а самая лучшая величина—0,84 м2, 0,23 м2, 0,19 м2 и 0,14 м2, но 1—2 штуки каждого размера, и большее число мелких—в 46 X 23, 23 X 23 и 23 Х 11,5 см. Из более крупных досок мы строим на полу острова и архипелаги, при чем самый пол представляет из себя море; или же мы устраиваем 1—2 больших острова наподобие венецианских. Чтобы получить холмы, когда пол представляет из себя горизонтальную плоскость, мы нагромождаем мелкие дощечки на более крупные; из этого же материала мы делаем крыши для железнодорожных станций, мосты, — как это показано здесь на рисунке. И все эти доски пригнаны к ящику с брусками, — этому следующему нашему огромной важности имуществу. (Я забыл, однако, упомянуть, что во всех более широких и крупных досках имеются просверленные дырочки. У десятисантиметровых досок они будут но более обыкновенного пробуравленного отверстия. О назначении этих дырочек я упомяну ниже, сейчас же перейду к ящику с брусками.)

И этот материал также не был куплен в игрушечном магазине; нам подарили его двое хороших друзей, к сожалению, уже выросшие из таких занятий; они же в свою очередь получили их от родителей,—одной из тех многочисленных семей, которые пользовались подарками некоего доброго дядюшки (В Англии принято, что игрушки детям дарят по большей части родственники и друзья, но очень редко родители. Прим. перев.).

Об этом последнем я знаю только то, что он был Радфорд из Плимута; о его обычных занятиях я ничего не знал да и не старался узнавать, но он, несомненно, был одним из тех блестящих и выдающихся дядюшек, которые возвышаются временами над обычным уровнем человечества. Порою, когда мы рассуждали о нашем незаслуженном обладании его наследством и перебирали те радости, которые оно доставляло нам, мы полушутя, полусерьезно решали посвятить таким исключительным людям маленькую книжку, под названием „Славные дядюшки", она заставила бы всех читателей ее хоть сколько-нибудь стремиться к славе дядиного венца...

 

Этот великий благодетель пригласил к себе искусного безработного плотника и в течение целой зимы заставлял его изготовлять большие ящики с деревянными брусками для своих почти бесчисленных племянников и племянниц, которые вкупе с другими братьями и сестрами за это благословляли его. Тут были целые бруски в 12 Х 6 Х 3 см; половинки в 6 X 6 X 3 , были и в четверть, названные их предыдущими владельцами (которые, я почти уверен, ныне все уже обретаются в местах горних) „поросятками". Вы замечаете, как размеры этих брусков пригнаны к размерам наших досок, а были у нас их целые сотни, хотя мы ни разу не сосчитали их; мы могли бы вымостить ими 10 кв. метров пола.

Как глубоко презираем мы глупые маленькие кирпичики игрушечных магазинов! Будь их даже целые сотни, и то они слишком малы, чтобы можно было выстроить из них домик, хотя бы для самых несчастных оловянных солдатиков. Мы видим, как богатые люди, не скупясь, отправляются в игрушечные магазины и покупают эти безвкусные, непоучительные, смехотворные якобы ящики с кирпичиками, только потому, что они не знают чего, собственно, спросить; а ведь эти игрушечные магазины с их кирпичиками как раз именно самые ярые корыстные враги юности и веселья. Несчастные дети возятся с этими подарками, не чувствуют к ним никакого влечения и, наконец, бросают их, а результаты вы можете видеть в их последующей жизни, — на этих худосочно-задуманных виллах и безвкусных окрестностях, окружающих большие города. Но наш ящик с брусками нас вполне удовлетворяет; все трое мы можем при его помощи проектировать и строить почти в течение целого часа, и все еще их останется у нас не мало в ящике.

Но довольно о брусках. Я хочу рассказать теперь, какое употребление при наших постройках мы делаем из оберточной бумаги, тонкого картона и других предметов, и об украшениях, которые мы делаем из пластилина. Само собою разумеется, что мы решительно отринули эти бессмысленные, дорого стоящие, искусственные деревянные и картонные замки, продаваемые в магазинах.

Теперь я скажу несколько слов об игрушечных солдатиках и той группе, к которой они принадлежат. В сравнении с продаваемыми ныне великолепными экземплярами, солдатики времен моего собственного детства являлись сплюснутыми, крошечными существами. В этом отношении в нашей национальной природе произошло огромное усовершенствование... Теперь солдатики красуются почти в пять сантиметров высотой и смотрят вам прямо в глаза; они обладают подвижными руками и проворной сметливостью хорошо обученных людей. За 10 ? пенсов вы можете купить целую коробочку в 5 штук конных или 9 пеших. Что до нас троих, то мы предпочитаем солдатиков отечественного производства, иностранные же изделия отличаются несообразными размерами, и мы поставили себе за правило, избавляющее нас от многих хлопот, что все одетые в красное принадлежат Уэллсу-старшему, а прочие цвета Уэллсу-младшему, и это — невзирая ни на какие подарки, завещания пли несчастные случаи... Есть у нас и матросы, но так как красных матросов не существует, то синих мы относим к красным.

У нас есть далее и „охотники до говядины" (Beefeaters—насмешливая кличка английских лейб-гвардейцев Прим, перев.), краснокожие индейцы, зулусы, для которых имеются особые правила. Мы нашли также оловянных собак, кошек, львов, тигров, лошадей, верблюдов, рогатый скот и слонов подходящего размера, есть у нас и особые коробки с железнодорожными носильщиками; некоторых солдатиков мы приобрели в Гесссн-Дармштадте и на нашей доверчивой родине они сходят за полисменов... Зато мы терпим большую нужду в хороших статских. Как-то в одном из магазинов мы нашли коробку статских немцев, подходящего размера, но они были несколько тяжеловаты, при чем штука стоила около 2 ? пенсов, что уж слишком дорого. Были тут джентльмены в суконных сюртуках с чемоданами в руках, один из них в цилиндре; были леди в серых и белых костюмах, двое детей, собака и, т. п.; однако нам никогда уже больше не удавалось найти еще что-нибудь в этом роде. Доводимому, игрушки эти были не английского изделия, — да благоволят на это обратить внимание наши фабриканты игрушек..."!


Я пишу это, как если бы я был генеральным консулом в Игрушечном царстве и указываю своему отечеству новую отрасль промышленности. А ведь в результате этой скудости наш детский мир страдает от страшного бича милитаризма, и даже продавец колониальных товаров носит эполеты. Это может нравиться лорду Робертсу и м-ру Лео Максу, но нам это, разумеется, не должно нравиться. Мне хотелось бы лучше достать коробки с фигурками торговцев: синего мясника, белого булочника с булкой указного веса, суконщика и др.; коробки с прислугой, уличными разносчиками, франтами и т. д. Не отказались бы мы и от судьи с адвокатами или коробки с членами приходского управления.

Мы, правда, могли бы купить молодых девушек из Армии Спасения или игроков в футбол, но к обоим этим родам игрушек мы совершенно равнодушны.

Есть у нас, конечно, и бойскауты.

С такими коробками статских мы могли бы забавляться гораздо больше, чем с заполонившими нас военным бегом, маршировкой, фанфаронством. Они влекут нас к парадам, а ведь только совсем глупенькие, маленькие мальчики могут питать неувядаемый интерес к мундирам и смотрам.

Наконец, что касается наших железных дорог, то я должен заметить, что тут мы всегда настаивали на однообразных размерах. Мы строго решили вымерить букву О, и все, что мы покупаем, пригоняем к ней, и таким образом воспроизводим существующую у нас железнодорожную сеть. Ничто больше не свидетельствует о скудоумии родителей и родственников, как разнокалиберная груда железнодорожных игрушек в детской. Итак, описав вам материал, которым мы пользуемся, я приведу теперь одну или две из бесчисленных наших игр. Конечно, мне придется тут быть несколько искусственным. Все иллюстрированные здесь игры были бесконечное число раз сыграны у нас с большой радостью и счастливой изобретательностью, но без малейшей мысли об обнародовании их. Они умчались теперь, эти игры, в смутный, лучезарный мир воспоминаний, куда уходит все дорогое и радостное на земле. Но мы решили опубликовать их и тем еще раз оживить хорошие минуты, пережитые нами...

Уэллс Г. Д. Игры на полу. Часть первая Перевод с английского Э. Вульфсон. Рисунки И. Синклер. Москва, Петроград, - 1923

 

 

Содержание

Часть 1. Необходимые игрушки.

Часть 2. Игра в „Чудесные острова"

Часть 3. Как строить города.

Часть 4. Подъемные железные дороги, мраморные башни, замки и военные игры,— но очень немного военных игр.

 


Скачать книгу  Г.Д.Уэллс Игры на полу


Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании текста