Про Мацюся и про Кубуся (польская народная сказка)

Жанр
Происхождение

Призадумались Мацюсь да Кубусь, как бы это хорошо жить и ничего не делать. Мацюсь и говорит:

— Знаешь что, Кубусь? Пойдем-ка за хату к дороге, выроем на обочине ямы, спрячем туда ноги. Вот люди и подумают, что мы безногие калеки; кто с ярмарки пойдет, станут нам милостыню подавать.

Ну хорошо. Кончилась ярмарка, а они сидят — будто у них ног нету, как убогие калеки.

Первым шел по дороге с той ярмарки какой-то здоровый мужик, богатый, принаряженный. Шляпа на нем с накладным узором, на ногах оравские сапожки, а за пазухой булка и сала кусок. Тут Кубусь Мацюсю и говорит:

— Давай что-нибудь споем. Он нам и даст булки да сала.

Сложили наскоро песенку и поют:

Человече, человече, хорошо живешь.
Сам-то хлеб да сало ешь, а бедным не даешь.

Подошел к ним мужик, отрезал булки да сала по ломтю, дал тому и другому.

— Видишь, — говорит Мацюсь. — Все идет, как я тебе сказал. Люди нас не оставят, будем мы жить-поживать и ничего не делать.

Ну хорошо. Тот мужик ушел, а они сидят.

А тут едет пан четверкой в карете, кучер спереди, два гайдука сзади. Кубусь бряк навзничь, будто он мертвый, а Мацюсь поет над ним:

Едет князь, везет князь
С ярмарки гостинцы.
Милостыньку мне подаст —
Мы с братом простимся.

Подъехал к ним пан:

— Ты чего вопишь?

Мацюсь и говорит:

— Ой, помер у меня братик, а похоронить не на что.

Сунул пан руку в карман, не глядя, набрал денег горсть: золота, серебра — кинул Мацюсю и приказывает:

— Ha! Да похорони его быстрей, чтоб у дороги не смердело.

И дальше поехал.

Только было у него в карете окошечко сзади, глянул он в него, а они оба — живой да мертвый — бегом бегают и деньги подбирают. Крикнул пан кучеру:

— Стой!

А гайдуку:

— Бери дубину да наподдай тем подлецам, чтоб шкура на них полопалась, раз они над людьми потешаются!

Бежит гайдук с дубиной, а Мацюсь с Кубусем решили, что он еще денег несет, и запели:

Ангел божий, а не князь!
Добром бога славит.
Он нам, бедным, подавал,
Но еще добавит.

Как налетел на них гайдук, как наподдал! До тех пор дубасил, пока они через плетень не перескочили и не удрали. И в те ямы больше ни ногой!

Перевод А. Щербакова

Польские народные сказки — Л.: Худож. лит., 1980. — 328 с.
 

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании текста