Сказка

Наказанный угорь (польская народная сказка)

Очень любили тушковяне селедку, даже песня у них была такая:

Как по будням ешь картошку,
А на праздничек — селедку.

Болтушка (польская народная сказка)

Рыбаки народ неразговорчивый и на море, и на суше. У них обычай такой. Рыба-то молчит. А притом кое-кто из рыбаков верит, что, хоть ушей у нее нет, а то место, где волна от голоса заиграет, рыба обязательно обойдет.

И надо же было так случиться, что в одной приморской деревушке жила когда-то говорунья Бася. Прозвали ее Болтушкой. Бойкая была девка, всю деревню, бывало, насквозь пробежит и без устали тараторит. Отец ее, старый рыбак, терпеть этого не мог. Он ей говорил:

Про Мацюся и про Кубуся (польская народная сказка)

Призадумались Мацюсь да Кубусь, как бы это хорошо жить и ничего не делать. Мацюсь и говорит:

— Знаешь что, Кубусь? Пойдем-ка за хату к дороге, выроем на обочине ямы, спрячем туда ноги. Вот люди и подумают, что мы безногие калеки; кто с ярмарки пойдет, станут нам милостыню подавать.

Ну хорошо. Кончилась ярмарка, а они сидят — будто у них ног нету, как убогие калеки.

Ворожеи (польская народная сказка)

В одной деревне жили ксендз и органист. Оба они пили водку и все прокутили, уж выпить было не на что. Вот приходит однажды ксендз к органисту и говорит:

— Ну, пан органист, придумывайте, как бы нам на водку денег раздобыть.

Органист отвечает:

Мясо, хлеб да вино — и все даром (польская народная сказка)

Жили-были трое бродяг. Один из них мясницкое дело знал, другой — хлебопекарное, третий — виноторговое, но не было у них ни работы, ни денег. Вот пришли они в один город на заезжий двор, сидят голодные и думают, как бы им достать еды без денег. Первым вызвался тот, кто прежде мясником был:

— Я пойду.

Пошел он в лавку к мяснику и говорит:

— Хозяин, дайте мне пять фунтов баранины, пять фунтов свинины и пять фунтов телятины.

Шапка за триста золотых (польская народная сказка)

Один мужик задумал имущество делить и пообещал сыну, что получит он три золотых. А сын странствовать хотел, вот и говорит отцу:

— Батюшка, дайте мне мою долю сейчас. Пойду я странствовать.

Отдал ему отец три золотых. И пошел сын странствовать. А на голову старую шапку надел.

Прошел мили две, зашел в корчму, спросил на два медяка водки, отдал корчмарихе золотой и говорит:

Про цыгана (польская народная сказка)

Цыгана к смерти приговорили, повели к виселице. Палач уж и петлю приготовил, а цыган просит судью: дайте, мол, перед смертью сплясать. Судья согласился, развязали цыгану руки. Пляшет цыган, коломийки да краковяки выкаблучивает, сам себе подпевает. Все смотрят, смеются, все шире и шире круг расступается. Плясал цыган, плясал, а потом как прыгнет! — и наутек. Бросились его догонять, да где там! Удрал.

Сказка про то, как одежда обиделась.

Жил-был мальчик Андрюша. Он очень не любил одеваться. Летом бабушке удавалось с ним справиться, потому что ничего особенного одевать на Андрюшу не приходилось, а вот с наступлением холодов начиналось трудное время.

- Не хочу, не буду, не одену… - кричал Андрюша и убегал от бабушки.

Но однажды случилось вот что.

Андрюша с бабушкой как всегда собирались гулять.

- Надень колготочки, - упрашивала бабуля.

Сказка о птице

На маленьком островке посреди океана было гнездо смелой и гордой птицы. Казалось, еще совсем недавно в большом гнезде на пригорке лежали 3 сизо-лиловых яйца. А сейчас из-него смешно торпощились всегда полураскрытые в ожидании новой порции пищи клювища птенцов.

Внезапно, как это обычно и бывает в жизни, задул сильный ветер, небо потемнело и начался самый настоящий шторм. Увидев, что гнездо вот-вот зальет новая волна, птица приняла смелое решение спасать птенцов и переносить их по одному на материк.

Луна в колодце (польская народная сказка)


Возвращался однажды в сумерки сын старосты из Липуша домой в Тушков. Звали его, как и отца, Мацеком. Так всегда в Тушкове старшего сына называли, а ежели он помирал, то следующего сына в Мацека переименовывали.

Ленты новостей